deadOKey (vadimrazumov.ru) wrote,
deadOKey
vadimrazumov.ru

Categories:

Андрей Тимофеевич Болотов об эпидемии, страхах, самоизоляции и многом другом

Я долго сомневался, стоит ли публиковать этот материал в то время, когда новостные ленты и так пестрят устрашающими заголовками. Но потом понял – это сделать просто необходимо. В первую очередь, потому, что коронавирус не только вредит людям и экономике, но и сеет ужасный раздор между людьми. Общество и даже – семьи, раскололись на несколько лагерей. Одни называют пандемию фейком а заболевших – подставными актерами, другие, начитавшись различных статей, находятся в апокалиптическом настроении и вообще не видят дальнейшего будущего. Одни до дрожи боятся за себя и близких, другие – игнорируют правила безопасности. Одни винят во всем заговор «мирового правительства», другие – тех, кто наводят панику. Все постоянно ругаются друг с другом и пытаются доказать оппоненту свою условную правоту.

И в этой нервозной обстановке многим совершенно некому выговориться. Некому поделиться своими страхами, сомнениями, мыслями. Просто быть понятыми и выслушанными. Найти такого отзывчивого и опытного человека, который мог бы сказать: «Я тебя очень хорошо понимаю! Знаешь, я и сам пережил подобный кошмар! Хочешь, я расскажу тебе, как это было? Что я чувствовал и испытывал? Главное, помни: нам тогда все происходящее тоже виделось концом света, но и итоге – все нормализовалось!».

Я хочу, чтобы в этом материале вы смогли побеседовать как раз с таким человеком! Он прожил очень долгую жизнь – почти сто лет, при этом, постоянно справляясь с вызовами судьбы. Он был одним из самых интересных и позитивных людей в истории. Но когда в конце XVIII века Российскую Империю захлестнула жуткая эпидемия чумы, он испытал все грани страха. Он не знал, как спасти свою семью, не знал, что будет дальше с ним и с его садом и, в условиях состояния медицины тех лет, вообще не знал, выживет он, или нет.

Думаю, вы догадались о ком идет речь. Сегодня вашим чутким другом и собеседником будет Андрей Тимофеевич Болотов – ученый, ботаник, писатель, создатель уникального сада в Богородицке и неутомимый жизнелюб! Все цитаты, которые вы увидите ниже, были взяты из его книги «Жизнь и приключения А.Т. Болотова». Вы поразитесь, насколько события, происходившие, более 200 лет назад, похожи на то, что мы видим сегодня. За годы «общения» с наследием Болотова «Жизнь и приключения» стала моей настольной книгой. И каждый раз я поражаюсь тому, насколько Болотову точно удавалось передавать события. Каждая строчка – до дрожи, стопроцентная корреляция с мыслями и чувствами современников!

Я решил разбить очерки Болотова на несколько материалов. Сейчас вы увидите то, как развивались события в начале описываемого периода. Затем – как они развивались, и, наконец, мы придем к описанию того, как беда отступила. Надеюсь, этот материал поможет хоть немного разрядить обстановку и посмотреть на проблему извне.

Стоит ли публиковать больше подобных материалов и воспоминаний? Помогает ли вам опыт других людей переживать непростые периоды в жизни?




1771 год. Появление чумы.

1) О неблагоприятной эпидемиологической обстановки в Москве и несвоевременности введения карантинных мер
- «…но как, несмотря на то, долгое время еще не был возбранен ни въезд в Москву, ни выезд из оной, а все, имеющие надобности в оной, во всю весну и лето невозбранно в нее езжали, и из ней не только они, но и все, коим только не хотелось быть в Москве, без всякой остановки из оной выезжали и всюду и всюду разъезжались, то натурально многие из сих разъезжавшихся, когда не сами выезжали уже заразившимися, так вывозили с собою многия вещи, зараженныя этим ядом, и такия, от которых могли заражаться в уездах и в других местах и самые люди. И Москву не прежде вздумали запереть, как тогда, когда было уже слишком поздно и когда зло сие сделалось в Москве повсеместным и начало свирепствовать уже в полной мере; а когда яд сей развезен был всюду и всюду, тогда начали употреблять хотя уже и строгость и поделали множество везде застав и карантинов, но все то помогло уже мало».

Архиепископ Московский Амвросий.


2) О несоблюдении людьми мер безопасности
«…сия важная и непростительная проступка тогдашняго правительства нашего и произвела то, что все, живущие в деревнях и уездах, во всю сию весну и лето жили спустя рукава и до самаго сентября месяца всего меньше облаговременном предпринимании всех нужных предосторожностей помышляли, а чрез самое то допустили внедриться сему злу от приходящих и приезжающих с Москвы и в селениях многих.
Все сие разсказываю я вам из собственной опытности, ибо и о самим себе могу сказать то же самое, что говорил теперь о других. До нас хотя и доходили от времени до времени слухи о увеличивающейся в Москве заразе, но как, по пословице говоря, рубили тогда еще не нашу тысячу, то и не было нам дальнаго горя, и более потому, что почитали себя от Москвы слишком отдаленными, и, увидев, что зло сие не так-то скоро распространяется, как мы сначала себе воображали, думали, что к нам оно и вовсе не дойдет».

В честь Григория Орлова была выбита медаль «За избавление Москвы от язвы».


3) Об эмоциях при приближении угрозы
«…не успел наступить сентябрь месяц, как вдруг одним утром поражен и в неописанный страх и ужас приведен я был известием, что мор едва ли не внедрился в самое наше Тулеино. Мне сказывали, что в сей деревне, отстоящей от нас только версты за четыре, один мужик, принадлежащий князю Горчакову, скоропостижно умер, а другой, пришедший из Москвы, при смерти болен.
Господи! Как вострепетало тогда во мне сердце, как я сие услышал, и как поразительно было нам всем известие о столь близкой уже к нам опасности, а особливо, что чума завелась уже в такой деревне, с которою имели мы необходимое всякий день сообщение и откуда к нам и от нас туда всякий день и денно и нощно ходили и езжали люди. Мы не инако тогда думали и полагали, что Тулеино наше в немногие дни вымрет все, до единого человека, а между тем, того и смотри, что дело дойдет до нас и мы такому ж бедствию подвергнемся».

Императрица Екатерина II.

4) О минутах отчаяния и тревогах за будущее
« …самые сады мои лишились в глазах моих всех своих прелестей и меня по-прежнему утешать не хотели. У меня начали было заниматься в них опять осенними работами и продолжать обработывать нижний мой сад уступами и сходами. И я и поныне забыть того не могу, как, вышедши тогда для смотрения сих работ и севши на краю одного уступа, подле прекрасной моей березы на горе, стоящей пред самыми окнами, и пригорюнившись, сам себе, вздыхая, говорил:
«Ах! Уж продолжать ли мне сии дела? И есть ли для кого и для чего предпринимать все оныя и так много хлопотать и трудиться? Чрез несколько недель, но что я говорю, может быть чрез немногие только дни опустеет все наше селение, и проклятая чума, внедрившись и к нам, перерубит и здесь всех жителей от мала до велика и не останется никого из всех ныне живущих здесь. И тогда что будет не только с садом, но и со всем селением и домом сим? Не должны ли будут все сии места на несколько лет запустеть и все мои заведения и труды уничтожиться и погибнуть? Может быть, и после многие годы не захочет никто на сих несчастных и опасных местах жить, и они впадут в самое запустение и останутся одни только сии бугорки и уступы признаками бывших тут некогда украшений; да и кому достанется все сие, и кто местами сими владеть будет, о том единому Богу только известно!»

Орловские ворота в Царском Селе.

5) Об ужасе при возможном контакте членов семьи с зараженными
«..Но что ж! Случись в самое то время, как они были у господина Полонского, приезжает к нему прямо из Москвы и уже из зараженнаго чумою дома его теща, ускакавшая без памяти из сего города. Наши крайне были тем перепуганы, ибо в тогдашнее время все приезжие с Москвы были для всех крайне опасны, и, будучи не рады, что туда заехали, спешили как возможно скорее оттуда уехать.
Признаюсь, что неприятно было и мне, что им и людям нашим случилось вместе быть с приезжими из Москвы. Но как испужался я, когда на другой день после того, проводив от себя господина Карпова, услышал я, что теща моя стала жаловаться, что у ней вдруг заболела очень нога, покраснела, горела и сделалась на ней страшная инфламация.
«Ах, батюшки! – возопил я сам в себе, будучи в душе своей крайне встревожен. – Уж не моровая ли это язва и не смертоносный ли нарыв хочет это делаться? Уже не захватила ль она подарка сего в Зыбинке от ускакавшей из Москвы тещи г. Полонскаго? Уже не сидела ли она подле сей приезжей и, может быть, уже заразившейся чумою, и не пристала ли она к ней уже от сей гостьи? О, Господи! Что тогда с нами, бедными, будет, ведь и мы все заразимся от ней и погибнуть будем должны». Словом, я перетревожен был тем неизобразимым образом, и хотя, приняв наружный спокойный вид, я и ободрял ее, говоря, что это ничего не значит и что, конечно, она ногу свою как-нибудь простудила и хочет быть это рожа; но на уме у меня было совсем не то, а трепетали во мне даже все члены».

Портрет Петра Еропкина, XVIII век


Убийство архиепископа Амвросия, гравюра Шарля Мишеля Жоффруа, 1845 год

6) О начале решительной борьбы с эпидемией
"...Итак, я, созвавши своих деревенских соседей, ну-ка вместе с ними сам ходить по всем въездам и выездам в нашем селении, и одни, при себе, заставливать наглухо загораживать и заглушать, а на необходимейших становить из людей и крестьян наших заставы и учреждать строгие караулы с неугасимыми огнями и приказывать накрепко никаких посторонних и незнакомых людей в селение не впускать, а из знакомых приезжих окуривать и не давать им воли останавливаться; а провожать их поскорее из селения вон".

Г. Орлов. (1770-е, Эрмитаж).

Продолжение следует
Tags: А.Т. Болотов, Богородицк, Дворяниново, истории, лучшедома, самоизоляция
Subscribe

Posts from This Journal “А.Т. Болотов” Tag

promo vadimrazumov.ru 16:33, Четверг 8
Buy for 100 tokens
Каждый из нас начал знакомство с Ельцом еще со школьной скамьи. Уютные улочки и старинные достопримечательности этого города становились неизменными героями большинства произведений великого русского писателя Ивана Бунина. Елец по праву считают родиной гения Ивана Бунина. Ведь именно здесь прошла…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments